Командировка в Санкт-Петербург

санкт-петербургКак-то раз я поехал в командировку в город Санкт-Петербург. На выставку. Выставлялся там не я, хотя…хотя,хотя.. не суть. Нас послала родная Фирма. Так я впервые очутился в легендарном этом месте.

Была зима, точнее «зима». Каша, осадки, сладкая вата над головой, сырой воздух с криками чаек. Короче, обычная питерская сюрреальность, от которой у меня ехала крыша, и чесалось сердце. Я смотрел вокруг во все глаза, как ребенок, впервые приехавший в аэропорт, чтобы полететь.

Работали мы часов до девяти вечера. Потом ехали с Ленэкспо в небольшую гостиницу на Петроградке.

В первый же вечер пока все мылись, брились, валялись, смотрели телевизор в с

остоянии комы, из которой был освобожден только палец для тыкания в пульт телевизора, я как ошалелый побежал в Питер.

Я ОЧЕНЬ быстро шел ногами, разъезжающимися по льдисто-грязевой каше петроповерхности, и жрал глазами. Нужно было успеть проникнуться всем за смешное время. Из-за постигшего меня возбуждения я почти ничего не помню. Помню восхитительную дугу Кронверкского проспекта, по которому закладывают вираж светящиеся изнутри теплой праздничной скукой канонические трамваи.

Помню милиционеров, которые разговаривали друг с другом, встав в кружок. Я прошел сквозь них так, что в меня сказали слово. Обходить не было сил. Они меня не заметили, как не замечают настоящих сумасшедших.

Много мелких деталей помню, а где ходил, что видел – не помню.

Я вернулся к гостинице пятнадцать раз взмокший с вылезшим точно решившим съебаться от такого психа подальше шарфом. Немного постоял, подышал, проветрился. Потом тихонько пошел. Увидел киоск. Тут меня накрыло. А ведь можно купить пиво в Питере в киоске, как я делал это в Ёбурге. Постоять, побродить подумать о вечном, полюбоваться миром. Так и сделал.

Медленно я пошел по Малому проспекту и вышел на открытое пространство, при этом необычайно уютное. Над миром сверкала разноцветными огнями телебашня. Это всегда уютно, когда ты маленький стоишь во тьме реальности среди огоньков, а в небо вонзается какой-нибудь рукотворный шпиль. Ему-то там во мгле среди ветра в пустоте и то нештяк, а тебе здесь, значит, и подавно.

Расчувствовался я зело. И выдохнул вслух: «Эх, вот бы здесь жииить».

Я потом ещё ездил раз в Питер. И в Москву ездил. В Саратов… мда.

Я о той своей прогулке-заплыве почти не вспоминал. Однажды лишь я вспомнил её в деталях совершенно внезапно, как бывает, когда почуешь какой-нибудь запах, и как нахлобучит тебя чем-нибудь давно забытым, будто заново пережил.

Мой полуторагодовалый сын накладывал лопаткой песок в грузовик, а потом скатывал его с горки и говорил: «Авайия-авайия». Мы прятались от жары в небольшом дворе под деревьями. Я читал какую-то книжку в тени. На нас смотрели вышедшие покурить на пожарную лестницу тетки. Не то чтобы мы были им так интересны, просто смотреть больше было не на что.

Скоро надо было уже идти домой обедать и спать. Я решил дочитать до конца главы. Сын пошел ближе к пожарной лестнице и нашел Камынь. Ещё один камынь и ещё один.

Я оглянулся на наше хозяйство, разбросанное по двору. Ничего ему не угрожало. И поплелся за ребенком. Здесь жарило солнце, читать было невозможно. Я обошел маленькое здание от пожарной лестницы в торце к главному входу. Это была гостиница.

Непонятно откуда взявшийся ветерок зашевелил волосы на моей голове. Я узнал эту гостиницу.

И действительно, вот же он — Малый проспект Петроградской стороны. И если идти по нему в ту сторону, в которую мы сейчас и пойдем, то откроется большое пространство – сквер Шевченко.

Именно в этом месте я тогда и остановился, и стоял, и стоял, и любовался. Ну что ж ты остановился, Вова. Пошли домой.

Здесь на Ординарной мы и жили. Как-то так случайно получилось. После долгих мытарств. Бегали, бегали от смерти своей. Вот даже ребенка родили. Потом решили из Москвы в Питер переехать. Риэлтор хорошая попалась, смотрели варианты, устали, остановились на этом. Кухня большая, окна пластиковые, от метро близко, то – сё.

Знаете, если кто-нибудь зачем-то захочет прожить невероятную жизнь, предупредите его о такой на первый взгляд странной особенности: если у него получится, ему никто не поверит.

Владимир Котовский

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *