Развод Питта и Джолли

 Развод Питта и Джолли Волнения общественные по поводу развода Питта и Джолли меня лично тронули. И тронули меня они по тем же причинам, по которым и других. Даже если мы не осознаем, то мы знаем, что развод — это смерть, все равно развод — это смерть.

А еще, когда в разводе есть дети. Мы имеем смерть, в которую вовлечены дети. И вообще-то по степени травматизации развод приравнивается к смерти — к физической потери того, кого любишь.

Ну, да, развелись, но ведь не умерли. Ха-ха: это слова. Потому что развод — это про смерть. Про смерть кофе по утрам и утреннего секса. Про смерть ругни по поводу не стиранных и разбросанных по углам носков. Про смерть утренней возни в постели с детьми, когда вперемешку мамины, детские и папкины ноги и руки, и все ржут, как кони, хотя ничего не происходит. Это про смерть возможности навалять претензий в смс и про смерть праву сказать: «я так устала, согрей меня, люби меня — мне так холодно».

Это смерть — больше нельзя любить и ненавидеть того, кто уходит. Это — конец.

А любую смерть, любой конец — нужно оплакать. Вот так вот: с кровавыми слезами, с блевотиной, с болью, что вырывает сердце.

Но правда в том, что никто, кроме двоих, не вправе решать: когда пришел конец. Двое всегда знают, когда время умирать.

Ксения Лифер

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *