Взрослые люди

взрослые людиВсё-таки взрослые люди – невероятно глупые люди. Дети куда умнее нас. Им совершенно не мешает видеть и думать та куча всякого опыта, который человек выделяет в процессе жизнедеятельности наряду с углекислым газом и разными другими субстанциями, но в отличие от последних, бережно хранит. Даже если этот опыт его ранит. Скажем, как его любимая бросила.

Вот не хотел, например, человек в армию идти, вместо того, чтобы с остальными своими друзьями поступить в институт и свободно валять там дурака. Но у него совсем немножко не получилось, и загремел он в ряды вооруженных сил. Отслужил пару лет. Оппа! – И доволен, что попал в армию.

Ну а как же может быть иначе. Это ведь жизнь его человечья. Своя жизнь, единственная. И будет теперь такой человек считать, что каждый должен отслужить в армии. Особенно бабы. А может, и не будет. Только опыт этот свой он ни за что никому не отдаст, станет хранить его глубоко под сердцем. Историй всяких помнить будет назидательных. Понимать многие вещи по-особому начнет.

Взрослый человек столько глупостей наделал за свою жизнь или, наоборот, столько умудрился благоразумно не наделать, что теперь за этим всем тот простой факт, что хорошо, когда хорошо, разглядеть непросто.

Есть люди, для которых важно, чтобы их правильно поняли вообще все, есть те, что любят поспорить, и те, которым совершенно насрать на мнение окружающих, так как их абсолютно не волнует, что о них думают, и они стараются до каждого это донести и убедиться, что их позицию разделило хотя бы большинство. А есть и такие, которые считают недопустимым класть в борщ лавровый лист. Эти самые страшные.

Иногда слушаешь, как двое доказывают с пеной у рта друг другу одно и то же, и понимаешь, что не докажут.

Или сидят, мило беседуют, и такое взаимопонимание меж ними царит – диву даешься. И тут на одну из уравновешенных чаш весов ложится воробьиное перышко, и вся эта взвешивающая конструкция с грохотом заваливается к хуям собачим. Нервное дрожание губ, сжатые кулаки, слезы, сопли, говно летит. Адище.

Детям же ещё не нужно что-то доказывать, что-то серьезное скрывать, некому особо завидовать, кого-то ненавидеть или презирать, перед кем-то оправдываться внутри своей головы.

Помимо этого, конечно, много ещё всяких факторов.

Ответственности дети ещё не чувствуют, например.

А ещё у них нет достижений. А достижения влияют на способность видеть и понимать очень сильно. Что вы такие бедные, если такие умные? Так что к «ненавидеть» и «оправдываться» нужно добавить ещё и «гордиться». Вообще, здесь многое можно ещё сказать.

И это всё не говоря уже о непосредственно интеллектуальных и перцептивных способностях. Если бы мне семи- или двенадцатилетнему загрузили на минуту моё теперешнее сознание, то я бы так охуел от жалостливого омерзения и беспросветной тоски, что неминуемо захотел бы на свое восемнадцатилетие (ну или когда там стареть начинают) взорвать себя макетом гранаты, которую мы выкидывали вдаль на уроках физкультуры, или как-нибудь ещё геройски погибнуть. Например, спасая котенка из ведра.

А ведь, собственно, я так и хотел. Правда, я не планировал реального самоубийства. Слишком сильна любовь к этому странному миру. Я планировал этак «уйти в закат». Туда, где только свет. И нет больше тех, кто считает, что оранжевый не сочетается с желтым и розовым.

Сейчас, когда я стою, курю и тупо читаю регистрационные номера проезжающих автомобилей, мне кажется, что изрядная часть меня туда всё-таки однажды уперлась. И уже никогда не понять, то ли я так и знал, что так будет, и оказался прав, то ли так стало, потому что я так думал.

Владимир Котовский

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *